Главная » Духовный опыт » Знания » Кто стоит у истоков революционного ислама?

Кто стоит у истоков революционного ислама?

Каковы корни исламского терроризма? И нужно ли их искать в Коране? Какими методами можно победить исламизм? И насколько джихадисты религиозны? На эти и другие вопросы Pravda.Ru отвечает эксперт из Франции, автор книги «Новая революционная угроза. Исламский терроризм» Иван Бло.

Идеологи исламского терроризма

— Вы написали книгу, посвященную терроризму, под названием «Новая революционная угроза. Исламский терроризм». Не могли бы вы рассказать о своей книге, о корнях терроризма во Франции?

— Я проработал 10 лет в Национальном антитеррористическом комитете Франции и пришел к выводу, что мы совершили ошибку. Мы не понимали источника терроризма. Многие специалисты обращались к Корану, чтобы найти там источники зла, но ведь Коран сам по себе не имеет отношения к терроризму, так же как Французская Республика не является террористической организацией, пусть она и была основана в эпоху террора.

Тот вариант исламизма, который я называю революционный ислам, то есть насильственный ислам, идущий военным путем, был основан двумя интеллектуалами в 1950-е годы прошлого столетия. Один из них был пакистанцем, другой жил в Египте. Пакистанца звали Аль-Мавдуди, а египтянина — Сейид Кутб.

Если вы занимаетесь революционным исламом, то надо, по крайней мере, ознакомиться с трудами Аль-Мавдуди и Сейида Кутба. А об этих трудах совершенно не говорят. А они (как один, так и другой) были эрудитами, интеллектуалами, они разработали учение, согласно которому ислам — это больше чем религия, и надо бороться с окружающим миром во имя ислама, так как мир плох, он живет в неведении и во зле.

Сейид Кутб сбежал тогда из королевского Египта и провел несколько лет в Соединенных Штатах. Он пришел к выводу, что имеет дело с абсолютным злом и воззвал правоверных начать джихад против западных стран с их ценностями. Он вернулся в Египет, вступил в ряды террористов, и им удалось завязать отношения с хунтой и службой короля. Далее они попытались убить Насера, который был главой военной хунты в Египте, из-за чего попал в тюрьму и потом был повешен.

Но в тюрьме он много писал, и теперь его труды являются учебником для исламистов. Он является основателем этой системы, из которой вышли Бен Ладен и другие руководители «Аль-Каиды», запрещенной исламской организации, даже нынешний руководитель ИГИЛ (эта организация тоже запрещена в России). Все эти люди признаны учениками пакистанца Аль-Мавдуди и Сейида Кутба.

Революционный ислам заключается в том, что надо отринуть любую эмоциональную сторону во имя агрессивной части нашего мышления, поставить интеллект, высший разум, достижения науки и техники на службу насилию. То есть речь идет о том, что сердце должно быть направлено исключительно на достижение революционных идеалов и целей.

Как победить исламизм

— И как можно победить революционный исламизм?

— Получается, что справиться холодным рассудком, с революционным исламом, невозможно, потому что он субъективен. Чтобы справиться, мы должны противопоставить некий свой собственный идеал идеалу революционных исламистов, и абстрактные идеи здесь не работают.

Нельзя мобилизовать людей сражаться во имя абстрактных ценностей, таких как права человека и так далее. Первым, кто понял эту истину, был Сталин. Он понял, что нельзя сражаться с Гитлером во имя абстрактного социализма. Он сказал, что надо сражаться за великую Россию и сумел мобилизовать население этим лозунгом.

Так вот, для того чтобы справиться с революционным исламом, надо сделать то же самое. Надо проанализировать эмоциональную, христианскую составляющую нашего общества.

— У вас есть программа, представленная французскому правительству, как победить терроризм. Не могли бы вы рассказать нам о пунктах этой программы?

— Надо понять джихадистов. Они желают заполучить всю Землю. Они желают сражаться с западниками, они готовы сражаться даже со своими единоверцами во имя джихада. И им открыты, как они считают, все методы революционного исламизма. Поэтому некоторые из теоретиков исламизма говорят: «Давайте устроим хаос на Западе, везде — в магазинах, на улицах — у нас будет хаос, и это будет наша работа».

Для того чтобы это удалось сделать, необходимо, чтобы террорист чувствовал себя в нашем западном обществе как рыба в воде. Если он будет чужаком, чужеродным элементом, ему не удастся ничего сделать. Допустим, в Японии и в Польше взрывов нет, терактов нет, потому что там у террористов нет сильного исламского коммьюнити, которое бы поддерживало, создавало среду.

У нас же существует большой контингент неинтегрированных мусульман, которые создают питательную среду для исламизма, в том числе это пассивные сообщники, которых очень много. Допустим, какой-то человек предоставляет кров, стол и дом террористу. Он сам ни в чем не участвует, но для нас он пассивный сообщник.

С другой стороны, мы связаны по рукам и ногам лозунгом, что мы не должны проводить некую логическую связь между мусульманином и террористом. Я согласен с этим, конечно же, но как нам быть, если сейчас полно пассивных коллаборационистов, помогающих исламскому терроризму, и целая сеть людей, которые позволяют им снабжать себя оружием, совершать теракты.

В Британии провели опрос людей, и 30 процентов мусульман, живущих в Британии, сказали: «Замечательно, что у нас есть теракты, это позволяет защищать нашу религию». Так что, все эти люди являются питательной средой. Они прибыли в страну и создали все необходимые условия для деятельности террористов. Получается, что мы сталкиваемся с очень специфическим феноменом. Я предложил целый список необходимых политических решений для борьбы с этим явлением.

Военный суверенитет Франции

— Насколько я знаю, вы хотите восстановления национальной гвардии, которая во Франции существовала до конца XIX века. Также вы хотели бы воскресить военный суверенитет Франции и еще ряд пунктов. Правда это или нет?

— Да, надо восстановить любовь к Родине и начать преподавание этого пункта в школах, как это делалось при Третьей республике. Во Франции это полностью утрачено, наше общество состоит сплошь из индивидуалистов, из эгоцентристов, и тут необходимо проводить образовательную работу. Я также думаю, что наши решения должны приниматься на уровне референдумов, на уровне народного волеизъявления, в частности по поводу восстановления обязательной воинской повинности.

Удивительно, но согласно проведенным опросам, население Франции в значительном большинстве требует восстановления призыва. Все за то, чтобы призыв был, потому что воинская повинность позволяет перемешивать различные социальные классы, создавать нацию. И это неким образом также позволяет образовывать молодых людей.

Что касается национальной гвардии, которую вы упоминали, я считаю, что ее нужно реставрировать. Это позволит гражданину преодолеть некий парадокс: у нас во Франции запрещено ношение оружия, и граждане безоружны в то время, как в определенных бандитских сообществах во Франции все вооружены. Получается, что люди, которых подозревают в пособничестве терроризму, вооружены, а обычные граждане безоружны. Вот это парадокс.

Поэтому национальная гвардия могла бы помочь жандармерии. Также надо, чтобы Франция полностью восстановила свой суверенитет над своей армией, чтобы армия была не только в рамках НАТО. И я думаю, что надо организовать большую международную коалицию, как Россия того требовала, для борьбы с терроризмом, чтобы рука об руку Запад совместно с Россией боролся с терроризмом.

Иметь такую коалицию представляется мне гораздо более важным, чем иметь НАТО, которое, может, и имело какой-то смысл в советскую эпоху, но сейчас ничего другого, кроме империализма, НАТО не защищает.

— По вашей информации, 80 процентов джихадистов вышли из тех семей, которые вообще-то атеисты и у которых нет никакой религии: ни ислама, ни христианства, поэтому воскрешение религии позволит справиться с проблемой революционного исламизма. Это так?

Да, это крайне-крайне важная тема. Мы одно время думали, что для того чтобы сражаться с исламизмом, надо быть светским обществом, отказавшимся от религии. Но, к сожалению, светское общество вообще не несет никакой энергии. Это аморфное состояние, которое отвечает просто юридической форме, но в плане религии нам надо вернуться к прежним позициям.

Так как исламизм во многом связан с религией, нам также необходимо возродить религию, чтобы сражаться с ним. Мы должны воскресить в образовании Франции таких важных фигур, как Жанна д’Арк. Она для нас примерно то же самое, что для вас Александр Невский, но о ней больше не рассказывают в школах.

Нам необходимо опять стать католиками. Мы надеемся, что в будущем нам удастся убедить в этом католических деятелей. Православие нам дает некую модель для подражания, и мы идем в правильную сторону, я надеюсь.

Беседовал Александр Артамонов

Источник

Автор: Роса ТВ
Теги
Парк цветов Кёкенхоф
День «Охи» в Греции
Благовещение Пресвятой Богородицы
Рудольф Штайнер: "Хроника Акаши"
Колыбель богов
Сильные намерения формируют реальность
Происхождение (изнесение) честных древ Животворящего Креста Господня
День святых семи отроков ефесских
Перенесение Нерукотворного Образа Господа Иисуса Христа
Рождественский пост (православный)
Рождество Христово у западных христиан
Собор Пресвятой Богородицы
Мэри Хикс. Йога-Васиштха: Введение
Этап раздачи долгов
День семи отроков Эфесских в Германии
Дипак Чопра о просветлении

Login


Lost your password?