Главная » Статьи » Духовность » Далай-лама XIV: «Концепция войны устарела»

Далай-лама XIV: «Концепция войны устарела»

Выступление Его Святейшества Далай-ламы в Ратгерском университете, штат Нью-Джерси, США.
27 сентября 2005 г .

Президент университета, профессура, студенты и друзья университета Ратгерс, братья и сестры! Для меня большая честь и радость иметь возможность прочитать вам эту лекцию. Я хочу воспользоваться случаем, чтобы искренне поблагодарить вас за эту возможность выступить перед вами, а также выразить вам глубокую признательность за присужденную мне почетную докторскую степень в области гуманитарных наук.

Довольно часто, когда мне присуждают почетную докторскую степень, я высказываю свои мысли по этому поводу. Сегодня мне хотелось бы поступить также. Обычно я говорю так: особенно приятно получить докторскую степень, когда ради этого тебе не приходится упорно учиться и работать. [Смех.]

В этом университете учится очень много студентов из разных частей света. Поэтому, на мой взгляд, ваш университет вносит значительный вклад в улучшение ситуации в мире. И в будущем, насколько я вижу, вы также будете неуклонно идти в этом направлении.

Я всегда думаю, что Америка – великая страна. Многие считают вашу страну поборником свободы, демократии и законности. В конечном счете, мир в подлинном смысле этого слова возможен только, если в его основе – свобода, демократия и законность. Студенты, приехавшие сюда из разных стран мира, вернутся домой с углубленным пониманием этих ценностей. Поэтому вначале мне хотелось выразить признательность университету за ваш вклад [в дело мира].

Тема моего выступления – война, мир, примирение. Эта тема знакома каждому. Думаю, каждый из нас много размышляет над этими вопросами. У меня нет каких-либо новых идей или взглядов на эту тему, едва ли я добавлю что-то особенное. Возможно, после моей 30-40-минутной лекции вы испытаете разочарование. Если вам станет скучно, то прошу прощения. Но сегодня не жарко и не холодно, довольно приятно, и если вы проведете здесь полчаса, думаю, ничего страшного не случится.

Как вы знаете, я – буддист. Хотя, представляя меня, вы сказали, что я стал главой тибетских буддистов в двухлетнем возрасте, в столь ранние годы едва ли можно ждать от ребенка каких-либо знаний буддизма. Тогда я понятия не имел о буддийских ценностях. Тем не менее, вся моя жизнь в каком-то смысле — это тренировка ума. Речь идет не о постижении каких-то особых аспектах буддизма, но ценностей, которых придерживаются все религиозные традиции. В конце концов, и академическое образование – это тоже тренировка ума.

Эти темы: война, мир, примирение я всегда рассматриваю с точки зрения мотивации. Когда мы говорим о мотивации, на первый план выходит индивидуум, личность.

Во-первых, что такое мир? И война? Мне кажется, что мир – это не просто отсутствие насилия, но нечто гораздо большее. Мир тесно связан с нашим внутренним отношением, с мотивацией, с состраданием. Любое движение, любое действие, совершенное нами из сострадания, по сути своей несет в себе мир. И любое действие, совершенное нами под влиянием негативных эмоций – ненависти, гнева, зависти, по сути своей является насилием.

И еще одно объяснение. Мир – это созидание, возникновение. Война же – разрушение, исчезновение.

Мы все – живые существа, включая эти деревья и траву. Или эта трава – искусственная? [Смех.] Не знаю. Вот эта – настоящая. Растения – тоже живые. Хотя у них нет сознания, но по своим химическим и биологическим свойствам они обладают способностью рождаться и существовать. Все те факторы, которые способствуют росту, продолжению жизни, — позитивны. Те же, что несут в себе разрушение, — негативны. Мы — человеческие существа. Хотя у нас есть сознание, оно связано с нашим телом. А на уровне устройства тел мы, по сути, весьма схожи с растениями.

Поэтому, когда наступает весна, и всё начинает бурно расти; когда восходит солнце, возвещая новое начало, мы чувствуем счастье. Птицы, звери пребывают в мире, чистят друг другу шерстку. Мы счастливы.

Потом приходит осень. Листья меняют свой цвет, и, в конце концов, опадают. И вот остаются лишь голые деревья. В сравнении с нашими весенними настроениями, здесь мы испытываем внутренний дискомфорт. Без воды цветы стоят несколько дней, а затем увядают, нам становиться немного не по себе. Нам больше нравится свежесть.

И другой пример, более серьезный. Рождение. Всем нравится праздновать дни рождения. С днем рождения! Все счастливы. Смерть. Никто не празднует день смерти. Всем грустно. Такова наша природа. Основополагающая природа. Существование, возникновение – счастье. Разрушение – грусть.

Война – это разрушение. Если нам не по душе даже естественная смерть, то что же говорить об убийствах? Убийства – гораздо хуже! Смертная казнь – тоже убийство. Это плохо. Некоторые международные организации, такие как «Международная амнистия», инициируют всемирное движение за отмену смертной казни. Я один из тех, кто поставил свою подпись. Я всегда поддерживаю такие инициативы. [Аплодисменты.]

Мне кажется, от смертной казни немного пользы. Если человек совершает преступления, и вам не удается заставить его жить по вашим законам, не удается его остановить, не удается убить, тогда такой человек, без сомнения, продолжит вести себя в том же духе.

Но если вы уже поймали его, если он уже в ваших руках, тогда убить его – значит, просто проявить грубую силу. Это действие не является превентивной мерой. Опасность миновала. Он вам ничем не угрожает. Такой человек, которого нужно перевоспитывать, скорее заслуживает сострадания и прощения. Но это лишь моя точка зрения. Я не собираюсь вторгаться в сферу вашего законодательства. Это уже совсем другая область.

Убийство – очень скверный поступок, весьма прискорбный. Война же – насилие в широком масштабе. Когда человек убивает кого-то, мы называем его «убийцей». Но стоит нам увеличить масштаб, привести к гибели тысячи и тысячи людей, и тех, кто участвует в этом, мы называем «героями». Имеет смысл поразмышлять об этом более тщательно.

В древние времена сообщества людей, страны существовали более или менее независимо друг от друга, были самодостаточны. В то время, в тех обстоятельствах, возможно, войне можно было найти какое-то оправдание. Война тогда означала уничтожение вашего врага или соседа, победу вашей стороны. Но в современном мире, государственные границы [перестают иметь определяющее значение]. В мировой экономике, в вопросах охраны окружающей среды и других областях государственные границы уже не так важны. Особенно это касается экономики. Например, Соединенные Штаты зависят от своих соседей, этот континент зависит от других континентов. Северная Америка нуждается в Европе, Европа нуждается в Африке, Африка нуждается в Европе, Европа – в Азии. Вот так, всё взаимозависимо. В этих условиях сами понятия «мы» и «они» отпадают. Весь мир, вся планета – это «мы». [Аплодисменты.] Поэтому разрушение другого региона – это по сути уничтожение самого себя. Такова новая реальность.

Поэтому сама концепция «уничтожения врага» устарела. [Аплодисменты.] Само понятие «война» теперь под вопросом. Оно уже не соотносится с современным миром. И второе. Развитие науки и технологий позволило значительно увеличить разрушительную мощь оружия. Оружие становится весьма дорогостоящим. Например, ядерное оружие. Вы знаете, во времена холодной войны существовало два блока. Обе стороны разрабатывали ядерное оружие и держали друг друга на прицеле, готовые нанести удар. В то время специалисты в области вооружения, понимающие истинное положение вещей, сумели объяснить, что это оружие представляет серьезную опасность для существования всего мира. Его последствия непредсказуемы.

Если мы придерживаемся концепции войны: одна сторона побеждает, другая – проигрывает, в этом контексте кажется, что ядерное оружие имеет право на существование. Но при этом оно представляет колоссальную опасность. Именно по этой причине, учитывая какое страшное оружие теперь есть в наших руках, концепция войны в современном мире очень опасна. Второй аспект – оно очень дорого стоит.

Возьмем Коста-Рику, мне доводилось бывать там несколько раз. Мне сказали, что у этого маленького государства нет вооруженных сил. В результате, в сравнении со странами-соседями, в Коста-Рике лучше развита экономика, образование и здравоохранение, потому что все деньги направляются на созидательные цели в то время, как в некоторых странах огромные средства тратятся на закупку вооружения. В некоторых африканских странах легче достать оружие, чем еду. Подобный недостаток пищи в бедных странах при изобилии оружия свидетельствует о том, что, с экономической точки зрения, войны становятся чересчур дорогостоящим делом.

Простите, я не умею говорить официальные речи. У меня ощущение, будто я встречаюсь со старыми друзьями. [Аплодисменты.] Я знаю, что большинство из вас я вижу в первый раз, но все мы – человеческие существа. Разница между нами невелика как с точки зрения ментальной, так и физической. У всех нас – прекрасное сознание, все мечтают о лучших временах и о добрых снах. Сны – вещь мимолетная, но мы все же хотели бы, чтобы наши сны были исполнены покоя. Так что, с ментальной зрения, мы одинаковы. С точки зрения эмоций – тоже. Все здесь, наверно, переживали гнев, зависть. Я тоже испытываю гнев и зависть. Когда мой переводчик говорит на своем прекрасном английском, я завидую. С физической точки зрения мы тоже одинаковы, исключая небольшую разницу в цвете кожи и форме носа. Это лишь незначительные различия. Иногда, правда, некоторые люди умышленно создают различия, делая невероятные прически. Но по сути мы – одинаковые человеческие существа. Поэтому, когда я выступаю, то думаю, мы – все люди, мы одинаковы, собрались здесь что-то обсудить в тесном кругу. Простите, если мое выступление показалось вам чересчур неформальным. Прошу прощения. [Смех в зале.]

Война… Я всегда говорю своим слушателям, что концепция войны устарела. [Аплодисменты.] Мне кажется, важно это знать. Мир не означает полное отсутствие проблем. Проблемы остаются всегда. Но нам нужны ненасильственные методы – то, что называют мирным решением [проблем] в духе диалога. Это то, что нам действительно нужно. [Решение проблем] в духе примирения – это то, что соответствует времени. Но для этого нужна сила воли, решимость, искренность и правдивость.

Обычно я говорю о двух вещах: «внешнем разоружении» и «внутреннем разоружении». Они тесно связаны. Внешнее разоружение – это, о чем я говорил ранее: сокращение оружия. В конечном итоге весь мир должен быть освобожден от ядерного оружия. [Аплодисменты.] Это постепенный процесс. Конечно, это не может произойти в одночасье. Нам нужен метод, доверие, какие-то новые методы и гарантии, которые позволили бы по-новому подойти к разрешению конфликтов и противоречивых ситуаций. Нужно действовать шаг за шагом: сначала запретить ядерное оружие, потом биологическое и затем уже огнестрельное. Нужно постараться, чтобы до конца этого столетия или, по крайней мере, в следующем веке, весь мир был избавлен от оружия. Такой должна быть наша мечта. [Аплодисменты.]

Это что касается внешнего разоружения. Но для того, чтобы оно стало возможным, нам необходимо внутреннее разоружение. Здесь нам нужно заглянуть в мир эмоций, чтобы точно представлять себе, какая эмоция для нас полезна, а какая разрушительна. Как взращивать те или иные эмоции, какая между ними взаимосвязь. Древнеиндийские мыслители описывали эти механизмы, и их полезно знать. Важно, однако, рассматривать эти темы не в контексте религии, но в контексте науки о функционировании эмоций или науки о функционировании ума.

Нужно подойти к этому с точки зрения академических исследований или лабораторных экспериментов. Люди в целом должны больше знать о системе функционирования эмоций. Возьмем омрачающие эмоции, например, гнев. Одно из его наиболее разрушительных качеств в том, что он затмевает ясное восприятие действительности. Недавно я встретил одного ученого, человека пожилого, ему было за восемьдесят. Восемьдесят два или восемьдесят три. Очень знающий человек, психотерапевт, кажется. Его исследования показали, что когда нами овладевает гнев, то объект, по отношению к которому мы испытываем эту эмоцию, представляется нам на 100 процентов негативным. На самом деле же, 90 процентов этой негативности – лишь проекция нашего ума, не соответствующая действительности. Подобным образом, когда возникает сильная привязанность, то ее объект (будь то предмет, человек, животное или цветок) представляется нам на 100 процентов позитивным. И здесь также значительный процент составляет преувеличение.

Рассмотрим наши ежедневные переживания. Когда мы выходим из себя, то часто произносим грубые слова. Я тоже иногда выхожу из себя в общении со своим персоналом или животными. Иногда так случается, у нас проблемы с друзьями, а страдают маленькие животные. Когда мне случается сказать грубое слово под воздействием гнева, потом мне очень неловко встречаться с тем человеком, которому я нагрубил. Это говорит о том, что мой ум в своем обычном состоянии противится грубым словам, но, когда мной овладевает гнев, мой обычный ум не может должным образом функционировать. Это ясно. Таким образом, омрачающие эмоции или негативные эмоции скрывают от нас подлинную реальность. Поэтому действия, совершенные под воздействием омрачающих эмоций, часто не имеют ничего общего с реальностью. А методы, не имеющие ничего общего с реальностью, не решат наших проблем. Применив их, мы не получим того, к чему стремимся.

С моей точки зрения, основная цель образования состоит в том, чтобы сократить разрыв между иллюзиями и реальностью. Мы больше учимся, глубже постигаем реальность, и наше восприятие становится более реалистичным. При недостатке знаний мы целиком и полностью вынуждены основываться на иллюзорных представлениях. Всегда остается разрыв между иллюзиями и реальностью. Но каким бы образованным и мудрым ни был человек, когда он полностью попадает под влияние негативных эмоций, его осознанность, разум, знания перестают функционировать. В этом — реальная опасность омрачающих эмоций. Это первое. Второе: когда приходят негативные эмоции, нарушается спокойствие ума. А внутренний покой важен для нашего здоровья. Когда ум спокоен, сердце бьется ровно, и все элементы вашего тела нормально функционируют. Когда наш ум приходит в беспокойное состояние из-за омрачающих эмоций, стресса, страха, тогда мы лишаемся внутреннего покоя, что в результате пагубно сказывается на нашем здоровье.

Исследователи в области медицины сейчас начинают отмечать, что эмоции – важная составляющая нашего здоровья. Мы ведем социальный образ жизни. Каким бы богатым и влиятельным ни был человек, без человеческого сообщества ему не выжить. Это ясно. Мы ведем социальный образ жизни. Мое будущее зависит от остальных членов сообщества. В соответствии с сегодняшней действительностью, я – один из шести миллиардов человеческих существ. И будущее этого одного единственного человеческого существа во многом зависит от остальных шести миллиардов. Для того, чтобы извлечь наибольшую пользу для себя, получить наибольшие гарантии для своего будущего, я должен очень серьезно заботиться об остальном мире. Такова природа вещей.

Ментальные факторы, которые удерживает вместе человеческое сообщество или даже просто друзей, это две эмоции – сострадание и привязанность. Обе эмоции обладают силой удерживать вместе. Но привязанность всегда омрачена предвзятостью, всегда связана с неведением, как я говорил раньше. Привязанность – это ощущение близости и заботы об ограниченном круге друзей. Под друзьями мы понимаем людей, которые сделали что-то хорошее для нас. Это чувство близости в значительной степени обусловлено.

Если же брать чувство близости и заботы, в основе которого лежит сострадание, то оно является непредвзятым, потому что связано с признанием того факта, что другие – такие же, как и я сам. У них тоже есть право преодолеть страдание и обрести счастье. На основе этого признания мы развиваем заботу о других. Такая забота, такое чувство близости можно затем распространить и на своих врагов. Привязанность же невозможно распространить на врагов.

Чувство близости, имеющее в основе привязанность, является предвзятым, ограниченным, невежественным и нестабильным. Сегодняшняя привязанность может завтра перейти в ненависть. Этого не происходит с состраданием.

И еще одно. Чувство привязанности невозможно взрастить посредством размышления, сострадание же можно развить с помощью тренировки, размышления. Это чувство имеет прочный фундамент, привязанность же – чувство инстинктивное. Поэтому сострадание обладает способностью объединять всех. Оно закладывает основу для взаимного уважения и взаимного доверия. Взаимное уважение, чувство близости раскрывают дверь нашего сердца. В этих условиях общение с людьми не создает стрессовых ситуаций. Все – братья и сестры. Уменьшается недоверие. Эгоистически настроенный человек смотрит направо – подозрения; налево – опять подозрения; вперед – тоже подозрения; назад – еще больше подозрений. [Смех.] Даже если у нас два глаза на затылке. Если у вас чрезвычайно узкий, эгоцентричный ум, подозрения всегда имеют место. И в силу того, что у вас самого такие эмоции, вы думаете, что другие испытывают то же самое. Это рождает подозрения. Если же у вас открытое сердце, если вы готовы протянуть руки, тогда есть реальная возможность, что другие ответят вам тем же.

Я могу рассказать вам о своем опыте. Когда я иду по улице, я всегда улыбаюсь. Очень часто я улыбаюсь, и мне улыбаются в ответ. Иногда же, в ответ на улыбку я встречаю очень серьезное выражение лица. Наверно, я вызываю в них подозрения. Но ничего страшного, если моя улыбка рождает в ком-то подозрительность. Зато когда на улыбку я получаю улыбку, я счастлив, и они счастливы.

Столкнувшись с серьезным выражением лица в ответ на улыбку, иногда я тоже напускаю на себя серьезный вид. Мы свободны выбирать свои реакции.

Сострадание – это не просто жалость. Сострадание – это чувство равностности и уважения к другим. На его основе мы приучаем себя заботиться о других. Таково сострадание, оно дает внутреннюю силу, чувство уверенности в себе и ощущение, что весь окружающий тебя мир позитивен. Так мы испытываем меньше страха, меньше стресса, меньше одиночества. Так мы приходим к внутреннему разоружению. Думайте, максимально используйте свой разум. Изучайте мир эмоций. Те эмоции, что полезны для вас, применяйте их, специально развивайте, а негативные эмоции старайтесь уменьшить. Это тренировка ума, которая, как я говорил ранее, полезна для нашего здоровья.

Истинный мир, мир, в основе которого лежит сострадание, начинается в сердце отдельно взятого человека. Мир в моем сердце рождает мир в моей семье, мир в семье – мир в обществе. Это позволяет решать проблемы в духе диалога, в духе примирения. Именно так можно прийти к миру и счастью на Земле. В конечном итоге, к подлинному миру во всем мире можно прийти, лишь взращивая мир в сердце. Мир начинается в сердце каждого человека. Затем мы переносим его на семью, на сообщество людей, на государственный и международный уровень.

Такова моя сегодняшняя беседа. Если вы услышали, что-то полезное для себя, исследуйте, экспериментируйте. Если же она показалась вам скучной, то она закончилась, и вы можете идти домой.

Спасибо!

Источник

Автор: Роса ТВ
Теги
Мудрість карпатьского Мольфара (частина 2)
15 самых зрелищных фильмов
Далай-лама. Искусство быть счастливым
Чайтанья Чандра. Что такое карма: просто и наглядно
Маха-прасад или величайшая милость
Эволюция сущности (Души) или ключ к познанию себя
Качества для духовной жизни
Как много значат эти слова! Подсказки, которые помогают жить
Нравственные устои Ведической культуры
Александр Мень. Вечные вопросы
Виктор Франкл: Задать вопрос о смысле жизни
Если Вам повезет и будет правильное время...
Далай-лама о важности роли женщин
Далай-лама. Воспитание сердца
Индийские Веды: активация чакр и привлечение любви
Мауна: как молчать, чтобы лучше слышать

Login


Lost your password?