Главная » Статьи » Духовность » Христианство и национализм несовместимы

Христианство и национализм несовместимы

Пишет один «руский православный националист»:

«Со времен Третьего Рима- Святая Русь- это Новый Израиль. Православные Русские Христиане — истинные Израильтяне. Русские-Народ Завета с Яхве. Русские — это второй Богоизбранный народ, после древних Израильтян…»

После таких высказываний «православных» русонацистов что теперь делать нам, верным православным христианам, верующим из других народов?

Новый Израиль — это вся Церковь Христова и она не принадлежит какому-либо отдельному народу, но включает в себя все народности, правильно верующие в единого Бога во Святой Троице и в самую Церковь, «где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Колоссянам, глава 3, стих 11). Нельзя один народ считать лучше или выше других народов — это противоречит самой сути христианского учения!

Плоды национализма

Сидел в очереди на святом источнике, познакомился с православной цыганской семьёй: муж, супруга и двое детей. Они ждали своей очереди на купание. Мы разговорились. Очень приятный 40 летний глава семейства поведал, что все они крещены, ходят в один из храмов города.

Тут, внезапно к нашему диалогу присоединился мужчина с провокационным «вопросом»: «И что, вы хотите сказать, что вы не воруете?». Глава семейства возмутился. Пришлось и мне словесно заступиться. Провокатор оказался «русским патриотом» (кавычки добавил iskander_bel, потому что это не «русский патриот», а националист) и начать высказывать свои претензии: «Может вы и не воруете, но я ваш род знаю. Я его ненавижу». я спросил, как он может так говорить, если они нам братья во Христе и какое отношение к человеку имеет его происхождение? По его мнению оказалось, что самое непосредственное… Можно подумать, что русские не воруют и не грешат. Он в очередной раз с ненавистью в интонации посетовал, что «ненавидит их род» и, как ни в чём не бывало, пошёл в купель. Мне же ничего не оставалось, как утешить своих расстроившихся обиженных братьев во Христе, объяснив им, что у меня с ними одна Родина, и то, что сей национализм ни коем образом не связан с христианством. Для апостола Павла во Христе не было уже «ни эллина, ни иудея». А у многих православных русификация ставится выше принадлежности ко Христовой Церкви.

С такими историями приходится иногда встречаться. Национальная гордость ставит гражданство во Христе на второй план. И чем же национализм делает человека лучше? Гордостью собственным происхождением?

Национализм, расизм…

Национализм — это ересь для Православия. О. Ефрем, дикей скита св. ап. Андрея на Афоне

Национализм, расизм… — это ересь для Православия. Их осудила в прошлые века наша Вселенская Церковь, и в этом — истина, и она принимается всеми православными, но на деле люди сейчас страстные, и до тех пор, пока они не достигнут бесстрастия и настоящей любви между собой, они будут по-прежнему негласно разделяться по национальностям. Что и существует сейчас.

Я — грек, он — русский, тот – болгарин, тот — румын; разделение действует внутри нас, это на самом деле так, и мы каемся в этом. Мы не можем говорить ложь и скрывать правду, такую ситуацию мы видим и переживаем. И мы желаем достигнуть состояния бесстрастия, тогда и эта страсть перестанет действовать в нас, и национальная проблема на Афоне исчезнет. Тогда мы все станем просто святогорцами, и не будет иметь значения, где ты родился и какого происхождения. Мы все святогорцы! На Святой Горе живут монахи со всего православного мира.

Святая Гора – это маленький рай. А в раю не будет национального разделения на русских, греков, американцев, румын и болгар. Там будут пребывать спасенные рабы Господни. Св. апостол Павел, когда говорит, что во Христе Иисусе «нет уже Иудея, ни еллина; нет Раба, ни свободного, нет мужеского пола, ни женского» (Гал. 3, 28), — он говорит о состоянии бесстрастия, потому что сам имел бесстрастие. И в таком состоянии возвещал истину.

В XX веке страсть национального разделения стала трудно исцелимой, так как произошло много войн между народами. Войны стали основой для внутренней неприязни между греками и болгарами, греками и турками, греками и итальянцами. Люди читают книги о прошлом, вспоминают страдания, которые претерпели их родственники, и эти воспоминания поддерживают вражду.

Но мы, будучи православными, должны это преодолеть, и тогда мы вдохнем воздух Святого Духа. Потому что православный расист — страстный человек, находящийся в прелести. Такой человек не любит ближних своих, но осуждает их, делит на категории и ставит в узкие рамки. Дух Святой приходит и — уходит, не успокаиваясь в таком человеке.

Националист любит свою нацию, а христианин — Бога

Националист любит свою нацию, в первую очередь, а христианин любит Бога и ближнего, по заповеди.
Для националиста высшей ценностью на земле является его нация и ее интересы (а это все преходящее, тленное и не вечное), а для христианина же высшая ценность — это соединение навеки с Живым Богом во Христе.

Некоторые «православные националисты» говорят, что якобы «национализм узаконен Священным Писанием» и даже цитируют слова святого Апостола Павла: «я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян»(Рим. 9:3-4).

Речь же в этой цитате на самом деле идет о жертвенной любви к своим ближним, но не о национализме.
И тут надо прочитать всё, что говорит Апостол далее, а именно :»то есть Израильтян, которым принадлежат усыновление и слава, и заветы, и их и отцы, и от них Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный во веки, аминь. Но не то, чтобы слово Божие не сбылось: ибо не все те Израильтяне, которые от Израиля; и не все дети Авраама, которые от семени его, но сказано: в Исааке наречется тебе семя. То есть не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования признаются за семя»,-
а эти слова Апостола показывают нам, что «наше Отечество» — не определённая страна и «наш народ» это не определённая нация. В полностью приведенной цитате видно, каких «израильтян, братьев родных по плоти», имел ввиду Апостол.
Вот еще Толкования Святых отцов на этот стих 9-ой главы Послания к Римлянам Св.Апостола Павла:

Слова Апостола будут понятны также в свете слов Господа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15:13).

Христом также сказано: ‎»Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.
Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?»(Матф.5:43-46).

Христианство и национализм несовместимы

Христианство и национализм несовместимы, заявил предстоятель Православной Церкви Греции архиепископ Афинский и всей Эллады Христодул.

«Христианство — религия, обращающаяся ко всем народам. Его вселенский размах делает христианство несовместимым с национализмом, который, в свою очередь, имеет мало общего с настоящим патриотизмом», — заявил архиепископ, выступая перед офицерами греческой армии. По его мысли, в то время как христианство является всемирной религией, каждая нация должна сохранять собственное своеобразие и идентичность, противостоя размыванию культур в современном мире. Именно в этом, как считает архиепископ, и состоит истинный патриотизм.

«В последние годы некоторые силы предпринимают усилия для того, чтобы истребить понятие нации, придав ему звучание обычного технического термина. Уничтожение культуры, которое предпринимается путем глобализации, неприемлемо. У нас есть культура, религия и традиции, которые поддерживают нас в постоянно меняющемся мире», — добавил архиепископ.
Афины, 9 января 2007 года

Семён Дробот про национализм и христианство

Представляем Вашему вниманию статью Семёна Дробота, соратника Новосибирского отделения общероссийского общественного движения Народный Собор, юриста, публициста:

В современном мире понятие «нация» употребляется в двух значениях — как этническая общность и как совокупность граждан определенного государства. Поэтому соотношение национализма и православия должны рассматриваться в контексте как первого, так и второго смысла этого слова.

В Ветхом Завете для обозначения понятия «народ» используются слова ‘am и goy. В еврейской Библии оба термина получили вполне конкретное значение: первым обозначался народ израильский, богоизбранный; вторым, во множественном числе (goyim), — народы языческие. В греческой Библии (Септуагинте) первый термин передавался словами laos (народ) или demos (народ как политическое образование); второй — словом ethnos (нация; мн. ethne — язычники).

Понятие богоизбранного народа в Ветхом Завете было понятием религиозным. Народ израильский стал народом Божиим, призвание которого — хранить веру в единого истинного Бога и свидетельствовать об этой вере перед лицом других народов, дабы через него явился миру Спаситель всех людей. Со времен Нового Завета, Церковь будучи по природе вселенской, одновременно является единым организмом, телом (1 Кор. 12. 12). Она — община чад Божиих, «род избранный, царственное священство, народ святый, люди взятые в удел… некогда не народ, а ныне народ Божий» (1 Пет. 2. 9-10). Единство этого нового народа обеспечивается не национальной, культурной или языковой общностью, но верой во Христа и Крещением. Евангелие Христово проповедуется не на священном языке, доступном одному народу, но на всех языках (Деян. 2. 3-11). Евангелие проповедуется не затем, чтобы один избранный народ сохранил истинную веру, но дабы «пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Фил. 2. 10-11). Своей Кровью Христос «искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени» (Откр. 5. 9). Как Бог не есть Бог иудеев только, но и тех, кто происходит из языческих народов (Рим. 3. 29), так и Церковь не делит людей по национальному признаку: в ней «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3. 11).

В Никео-Цареградском Символе Веры Церковь наша называется Соборной (Кафолической) и Апостольской. Согласно Пространному Катехизису свт. Филарета Московского «Церковь называется Соборной, или, что то же самое, Кафолической, или Вселенской, потому что она не ограничивается никаким местом, ни временем, ни народом, но заключает в себе истинно верующих всех мест, времен и народов. Поскольку Господь Иисус Христос, по изречению апостола Павла, есть Глава Церкве, и Той есть Спаситель тела, то, чтобы участвовать в Его спасении (вместе с Ним), необходимо быть членом Его Тела, т.е. членом Кафолической Церкви (Еф. 5, 23). Апостол Петр пишет, что Крещение спасает нас по образу Ноева ковчега. Все спасшиеся от Всемирного потопа спаслись единственно в Ноевом ковчеге. Так все обретающие вечное спасение обретают его в Единой Кафолической Церкви» (п. 268, 270).

Вселенский характер Церкви, однако, не означает того, чтобы христиане не имели права на национальную самобытность, национальное самовыражение. Напротив, Церковь соединяет в себе вселенское начало с национальным. Так, Православная Церковь, будучи вселенской, состоит из множества Автокефальных Поместных Церквей. Культурные отличия отдельных народов находят свое выражение в литургическом и ином церковном творчестве, в особенностях христианского жизнеустроения. Все это создает национальную христианскую культуру. Но все это не национализм, а соотношение христианства и национальности. Если же говорить о национализме, то обычно говорят, что национализм — это любовь к своей нации. Можно поспорить с такой трактовкой. Согласно всем известным энциклопедиям, национализм определяется как идеология превосходства одной нации над другими или идеология нации как высшей формы организации человечества по сравнению с другими общественными институтами. Как может христианин принимать такую идеологию? С точки зрения христианства национализм абсурден и греховен, ибо отрицает происхождение всех людей от одного Адама, а раз так, то нет ни первородного греха, ни искупления. Св. Иустин Философ говорит: «Христиане не отличаются от других людей ни страною, ни языком, ни житейскими обычаями. Они не населяют где-либо особых городов, не употребляют какого-либо необыкновенного наречия и ведут жизнь, ничем не отличную от других людей. Только их учение не есть плод мысли или изобретение людей, ищущих новизны».

Существование различных народов стало Божиим ответом на строительство «Вавилонской башни», произведенного в долине Сенаарской. (Быт. 10 — 11). Библия указывает, что на всей земле был один язык и одно наречие и Господь разделил людей: «вот, один народ, и один у всех язык, и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; Сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого». Воля Божия заключалась в том, чтобы народы жили отдельно друг от друга, сохраняя свою индивидуальность. Все святые называли Вавилонское смешение и проклятием (cв. Дмитрий Ростовский. «Келейный Летописец»), и наказанием Божиим, и Его Судом (Иоанн Златоуст, Филарет Московский) и никто из них не считал наличие народов изначально свойственным человечеству и входящим в замысел Бога. Но и даже наличие народов никак не является обоснованием национализма. Ведь наличие разных рас не является обоснованием расизма. Пятидесятница преодолевает это противоестественное разделение. Вспомним кондак этого праздника: «Когда Всевышний, сойдя, смешал языки, Он разделил народы, когда же послал огненные языки, то призвал всех к единению. И поэтому мы единодушно прославляем Всесвятого Духа».

Теперь рассмотрим соотношения православия с национализмом во втором аспекте — конструктивистском. Национализм есть уже рационализация, эпоха Модерна. В таком национализме нация — это субъект и одновременно предмет модернизации. Нации – принадлежность индустриального общества капиталистического типа. Они предполагают наличие системы секулярного образования, городов, в которых смешиваются остатки традиционных народов и вывариваются в культурно однородную массу. Средневековье не знало национализма, он есть порождение веков нового времени. В конце концов национализм стал возможен вследствие ослабления веры в Бога. Национализм — секулярная политическая идеология, Во Франции, например, национализм очень связан с французской революцией, с идеей суверенитета нации. Национализм и национальное государство провозглашает принцип светскости, а религию рассматривает как частное дело граждан.

В традиционном мире никаких наций и национальных государств не было, там существовали империи — универсальные государства (Византия, Арабский халифат и др.), православные, исламские, католические. С распадом империй и развитием национализма, разрушались некогда единые исторические, цивилизационные общности (например, балканские славянские национальные государства, выпавшие из орбиты Константинопольской патриархии в 19-нач. 20 столетия. Украина — на современном этапе и др.) и в новообразованных национальных государствах религия была низведена до одного из аспектов национального самосознания.

Таким образом, православной этике противоречит деление народов на лучшие и худшие, принижение какой-либо этнической или гражданской нации. Тем более несогласны с Православием учения, которые ставят нацию на место Бога или низводят веру до одного из аспектов национального самосознания.

Второе крещение

А вот цитаты из статьи Петра Ильинского «Второе крещение. Христианство и национализм – несовместны»:

… Возврат к христианской культуре – единственный способ духовного возрождения России. Говоря об этом, мы не выступаем с религиозной проповедью. Задача у нас много более скромная – напомнить, что христианство остается главными воротами цивилизованности, что отказ от христианства или его подмена иным кумиром неминуемо ведет к культурной и общественной деградации. Это тем более важно, поскольку, как заметил П.А. Флоренский, «люди всегда склонны сотворить себе кумир, чтобы избавить себя от подвига служения вечному и пассивно предаться простой данности».

Серьезные проблемы, испытываемые западным обществом, тоже связаны с анти-христианскими тенденциями последних трехсот лет. Однако нельзя исключить, что на Западе эти процессы еще окажутся обратимы, к тому же, размеры духовного бедствия, переносимого Россией, много катастрофичнее. «Вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучек из глаза брата твоего» (Мат. 7:5).

Трагедия российского духовного развития XVIII-XIX вв. заключалась в том, что русское христианство стало наносным, внешним. Стоило устранить его тонкую оболочку, как открылись невиданные бездны народного зверства, выплеснувшегося в годы Гражданской войны и последовавших десятилетий. Вину за это, с грустью отмечали русские мыслители, нужно в первую очередь возложить на православную церковь, ставшую придатком государства, потерявшую способность к духовной независимости, превратившуюся в инструмент культурной стагнации. Поэтому на рубеже XIX-XX вв. российское общество забыло о Евангельской проповеди – для нового поколения интеллектуальной элиты она стала несовременной. Как следствие, забвению подверглись и Десять Заповедей. Результатом стало самое кровавое столетие русской истории…

Христианство и национализм – несовместны. Вл. Соловьев, комментируя современный ему русский шовинизм, писал даже, что праздновать 900-летие Крещения Руси не стоило: «Мы поспешили с этим праздником». «Крещение Святого Владимира, – по мнению философа, – столь действенное для самого князя, для его нации было лишь крещением водой. Чтобы стать христианской, она должна отречься от нового идолослужения, значительно более вредоносного, чем идолослужение наших языческих предков. Я говорю об эпидемическом безумии национализма, толкающем народы на поклонение своему собственному образу, вместо высшего и вселенского Божества».

Лекарства от этой болезни Соловьев мог предложить только самые общие и наверно вызывавшие снисходительную усмешку. «Нам следовало бы принять вторичное крещение духом истины и огнем любви». Рецепт наивный, но, глядя на то, какой деволюции подверглась за последние сто лет русская культура – не единственный ли?

Русский национализм – течение полностью антихристианское, а потому антикультурное (как и любой другой национализм), каждый день доказывает свою жизнеспособность и опасность. Истоки русского шовинизма находятся не в ХХ в. – он имеет многовековые корни. Главной причиной представляется поверхностность – за последнее столетие только усугубившаяся – русской цивилизованности, русской христианизации. Здесь нет никакого дефекта русской нации – те же процессы в других странах шли столь же медленно. Многие французские авторы считают, что их родина вполне христианизировалась только к XVII в. – чтобы затем еще пройти через ужасы Революции (совмещенные – случайно ли? – с прямым поклонением идолам).

При этом сложно спорить с тем, что большинство новых европейских наций цивилизовали себя сами, что они сначала частично сохранили, а затем переоткрыли античное наследие, а еще позже – начали строить на древнем фундаменте новые, невиданные ранее здания. Именно это внутреннее стремление к соревнованию с образцом, с каноном (при сохранении к нему почтения) отличает культуру европейскую, особенно классическую греческую и наследовавшую ей возрожденческую, от большинства иных цивилизаций, в которых мысль о возможности превзойти гениев древности часто является еретической. Для человека христианской культуры канон – не только предмет поклонения, но и инструмент, с ним не только сравнивают, его используют. Для авторов Нового Завета таким образцом-инструментом были и Танах/Септуагинта, и труды великих греческих философов. Это их не ограничило, не помешало совершить важнейшие духовные открытия – сделать прорыв необходимый, тяжелый и тем более драгоценный.

Не так жила русская цивилизация. «Русский народ без малейшего труда даром получил то, над чем другие народы трудились много веков и что они выстрадали своей кровью. Последствием этого было то, что русский народ никогда не понимал и до сих пор не понимает, что сокровища, которыми он был окружен, были добыты чьим-то подвигом и требуют попечения о себе» (П.А. Флоренский)…

Подмена христианства национальной идеей – лишь один из начальных симптомов этой болезни в конце XIX в. С тех пор она только осложнилась. Тогдашний русский шовинизм был следствием извращенного христианства, нынешний шовинизм – следствие его полного отсутствия. Обликов у национализма множество, не зря Флоренский ставил в один ряд «обрядоверие, славянофильство, народничество». Причина же у них одна – это гордыня, которую так же легко распознать, как и сто лет назад: «В основе этих течений лежит вера, что русский народ сам собою, в силу своих этнических свойств, есть прирожденно-христианский народ, особенно близкий ко Христу и фамильярный с Ним, так что Христос, несмотря ни на что, не может быть далеким от этого народа. Как всегда фамильярность с высоким влечет за собою высокомерие и презрение к другим народам. Смысл этого высокомерия может быть выражен тем, что мы – природные христиане, с нас, собственно, ничего не требуется, и все нам простительно, тогда как другие народы в сущности не христиане, и самые их достоинства в нас вызывают чувство пренебрежения».

Если из этого уравнения исключить христианство (а приходится исключить), то мы в чистом виде имеем проповедуемое поныне учение о русской уникальной самости и имманентной русскому народу духовности. Если добавить ритуальную практику этих учений, которую трудно назвать иначе как поклонением идолам, попытку использовать дохристианские культовые символы (не важно, выдуманные или реальные), то картина получается отчетливая – нам предлагают вернуться в VIII в. Даже если б к тому не было иных возражений, таковая перспектива – дать технические средства XXI в. в руки древнему славянину – представляется рискованной (см. нынешнее положение дел в ряде государств центральной Африки).

Вл. Соловьев мог еще едко подшучивать над желающими проповедовать высшую русскость и указывать на их теологическую несостоятельность: «Нам предлагают возвращение к древнему иудаизму с той разницею, что исключительная роль еврейского народа засвидетельствована словом Божьим, тогда как исключительная важность России потверждается лишь словами некоторых русских прогрессистов». Мог ли он предполагать, что труды этих прогрессистов будут так плодотворны – и всего несколько десятилетий спустя главным противником христианства на Руси опять станет варварство?

Этическое и культурное наследие христианства нераздельно. Нельзя отказаться от Синайского откровения, вопросов Иова, размышлений Экклезиаста, Нагорной проповеди, от «теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1. Кор. 13:13) и сохранить культуру. У России нет иного способа духовного возрождения кроме как через возвращение к христианству – к системе христианских ценностей.

Христианство для России – дорога ко всему духовному наследию человечества: древневосточному, античному, возрожденческому. Кстати, и познание неродственных христианству великих цивилизаций невозможно для человека некультурного. Иначе оно сведется к попытке добыть истину не путем тяжелой работы, а незаслуженного откровения, желанию перепрыгнуть через школу духа, и поэтому, не будучи основано на должном фундаменте, приведет к сектантству, интеллектуальному или физическому. К поклонению кумирам, которые со временем всегда оказываются кровожадными идолами…

Этнофилетизм

Осуждение ереси этнофилетизма (национализма) Константинопольским церковным собором в 1872 году:
«Мы отвергаем и осуждаем племенное деление, то есть племенные различия, народные распри и разногласия в Христовой Церкви,как противные евангельскому учению и священным законам блаженных отцов наших, на коих утверждена Святая Церковь и которые, украшая человеческое общество, ведут к Божественному благочестию. Приемлющих такое деление по племенам и дерзающих основывать на нем небывалые доселе племенные сборища, мы провозглашаем, согласно священным канонам, чуждыми Единой Кафолической и Апостольской Церкви и настоящими схизматиками».

Этнофилетизм (от др.-греч. ἔθνος — «народ» + φυλή​ — «род, колено», племя») — греческое слово аналогичное по значению франко-латинскому слову «национализм». Согласно же вышеприведенному константинопольскому соборному церковному определению от 1872 года — национализм (этнофилетизм) среди христиан является ересью, то есть лжеучением противоречащим христианской вере. Национализм лег в основу таких человеконенавистнических и богопротивных учений, как фашизм и нацизм. Христиане не могут быть националистами, христиане по своей вере интернационалисты.

«Церковь — это Богочеловеческая вечность, воплощенная в границах времени и пространства. Она в этом мире, но «не от мира сего» (Ин.18:36). В этом мире она для того, чтобы его воздвигнуть до горнего мира откуда и она сама. Она — вселенская, соборная, богочеловеческая, вечная, поэтому хула, непростительная хула на Христа и Духа Святого делать из нее национальный институт, сужать ее до мелких, преходящих, временных национальных целей. Цель ее над-национальная, вселенская, всечеловеческая, — соединить всех людей во Христе, всех, не взирая на национальность, расу, класс. «Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал.3:28), ибо «все и во всем Христос» (Кол.3:11)»

Прп. Иустин (Попович). Внутренняя миссия нашей Церкви.

Если нация у кого-либо становится на место Бога — то эти люди идолопоклонники (язычники), но не христиане!

Источник

Автор: Роса ТВ
Теги
Бхарати Махарадж: параллели христианства и вайшнавизма
7 рівнів розвитку свідомості
Программа «Люди»: Свами БВ Неми Махарадж
Торжество непорочного зачатия Девы Марии
Собор Пресвятой Богородицы
Вегетарианство и христианство
Израиль: Храм Гроба Господня, Стена Плача, Старый Иерусалим
Тарас Бессонный
Беседа с монахом, старцем Ионой
Навадвипа-Дхама-Парикрама
Шиизм: Уважение к человеку - это признание его свободной воли
Праздник Девятнадцатого дня месяца Джалал
«Религия и философия два пути преодоления страданий». Авторская лекция В.И. Кузина
Далай-Лама - Сострадание или жалость?
Дончод-хурал: День рождения, просветления и ухода в Нирвану Будды
Виды духовных наставников: архангелы, вознесенные мастера, друзья

Login


Lost your password?