Главная » Духовный опыт » Духовные практики » Кристофер Томпкинс об истоках виньясы

Кристофер Томпкинс об истоках виньясы

Кристофер проводит лекции в разных университетах и йога-центрах США по истории, философии, а также практике индийской йоги и тантрического шиваизма. Он получил три ученых степени по религиоведению и санскриту, в том числе степени магистра в Гарвардском университете и Калифорнийском университете в Беркли. Его увлекательные и методичные исследования проливают свет на такую тему, как истоки виньясы, которая порождает настоящие дебаты. Данная статья — первая из серии статей о его научных открытиях; материал будет полезен для тех практикующих, кто интересуется глубинами йоги.

Сутра-джорнал: Как получилось, что вы стали изучать санскрит, что вас привлекло к этой теме, как вы заинтересовались, в частности, кашмирским шиваизмом?

Кристофер Томпкинс: с йогой меня познакомили учения Парамахамсы Йогананды, которую он обобщенно называл крия-йогой, и, следуя по стопам моего отца, я получил посвящение в практику. Я наблюдал, как практика изменила жизнь отца, как благодаря практике он стал великим учителем. Мне невероятно повезло увидеть своими глазами, как с помощью практики он боролся с раком, диагностированным у него в 2003 году незадолго до смерти.

Мой отец Рон и я получили мощный духовный опыт осознания работы с тонким телом благодаря науке регулирования дыхания, визуализации и мудр, выполнение которых сопровождается пропеванием биджа-мантр (так называемых семенных мантр), чтобы усилить производимый ими эффект освобождения центральных каналов тонкого тела от закупоривающих их засоров.

Практика оказала на нас очень ощутимое воздействие. В той же мере, что и Кришнамачарья, Йогананда в свое время постоянно заявлял, что свои учения он почерпнул в традиции, основанной на текстах, в частности, на шастрах. Йогананда очень подробно описал связанные с такой практикой сложности, а также потенциальную пользу, которую она может принести, если практиковать неустанно и с усердием. В некоторой степени мой отец мог, в частности, признать, что проверил на себе правдивость этих утверждений.

Сам гуру уже покинул нас, а его последователи, по большей части представители Запада, не знают о возможных истоках шастр, которые могут содержать практики крия-йоги. Я помню, мой отец интуитивно предполагал, что практика не ограничивается теми знаниями, которые ему удалось получить, даже когда он освоил все, чему его могли научить. Перед смертью он просил меня отыскать источник текстов, о которых упоминал Йогананда: как предполагал отец, возможно, где-то есть шастры, не утраченные, но забытые; если так, то возобновление практики подлинных жемчужин йоги, которые могут в них содержаться, пойдет во благо.

Прежде чем тебе может посчастливиться найти такие тексты, придется освоить санскрит, изучить его региональные диалекты и узнать, как читать манускрипты и т. п.

Я начал изучать санскрит 17 лет назад в Гарварде. Там я впервые заинтересовался кашмирским шиваизмом, преимущественно, его недуалистической философией. Я поехал в Калифорнийский университет в Беркли, где в итоге учился какое-то время у Сомадевы Васудевы, это умнейший человек, профессор Оксфордского университета, единственный из известных мне ученых, который специализируется на изучении йоги тантрического шиваизма. Он приехал прочитать вводный курс по филологии, и, помимо знаний в этой области, он передал мне огромную базу древних манускриптов на санскрите в электронном виде, содержащую материалы, которые изучались несколькими поколениями ученых. То есть у меня вдруг появился массивный ресурс с возможностью поиска с помощью команды GREP, а это бесценный инструмент для всех ученых, стремящихся провести глубокое исследование древних манускриптов по любой теме, связанной с этими произведениями.
Это было 8 лет назад.

С тех пор я чувствую себя ребенком, попавшим в кондитерскую, когда я разбираю свою постоянно пополняющуюся коллекцию, — в ней теперь более 2 тысяч текстов в электронном виде с возможностью поиска, а также несколько тысяч отсканированных манускриптов из Кашмира и других регионов Индии, а их я получил в том числе с помощью представителей йога-сообщества США, финансировавших мои поездки в те места.

С такой коллекцией вот уже несколько лет до сих пор я читаю больше на санскрите, чем на английском; иногда это чтение занимает больше 30 часов в неделю.

Сутра-джорнал: Можете подробнее рассказать о том, в какой области исследования вы сейчас работаете, в особенности, о текстах по виньясе, не так давно обнаруженные вами в Непале? Где вы нашли эти тексты? Как эта находка скажется в дальнейшем на практике тех, кто изучает и преподает йогу?

Кристофер Томпкинс: в сферу моих интересов как индолога входит филология, которую я действительно считаю искусством открытий, и европейские индологи в филологии куда искуснее, чем наши американские. Я постепенно оттачивал мастерство поиска таких материалов, ведь зачастую учения по йоге, пронизанные духом тантрического ритуала, носят тайный характер. Именно в тантрических обрядах я обнаружил определенные практики, которые унаследовал Йогананда. Но такой находке предшествовали годы неустанного штудирования обширного массива текстов. Мы здесь говорим о массиве «богооткровенных» священных писаний, известных как тантры, агамы или шастры; это слово использовал Йогананда и, в частности, Кришнамачарья, когда они рассказывали о священных текстах тантрической традиции шиваитского, буддисткого (ваджраяна) и вайшнавского направлениях. Два последних направления полностью основаны на предшественниках шиваитского происхождения. Традиция же в целом существовала около тысячи лет с V по XV века.

Во всех тантрах я обнаружил единственное нововведение — это йога-садхана, хотя от традиции к традиции, от текста к тексту можно отметить небольшие уникальные нюансы, сохранившиеся до нашего времени во всех тантрических традициях.

Во всех тантрах для такой садханы ключевым словом, как правило, является слово «последовательность» (виньяса), при этом собственно ритуал, объединяющий обряды (называемые «крамы»), составляют содержащие эти обряды практики йоги, которые должны выполняться в определенном порядке, и он, как правило, носит название «крама-виньяса».

Уникальная жизнеутверждающая техника, виньяса предписывалась к выполнению домохозяевами ежедневно в качестве ритуала, а отрекшиеся (саньясины) могли выполнять виньясу практически без ограничений, — и это недостаточно широко известный ученым факт; например, он полностью отсутствует в музейном каталоге выставки, посвященной йоге, которая состоялась пару лет назад в Смитсониевском институте в Вашингтоне. А упоминаемым во всех тантрах ежедневным ритуалам йоги почти не обучали, что не так удивительно, как может показаться: эти практики не предназначались для широкой общественности, а только для гуру и посвященных в практику приверженцев (садхаков).

На первый взгляд кажется, что собрать воедино йога-виньясу, упоминаемую в этих текстах, несколько сложно, поскольку, в связи с еще одним отличием рекомендаций тантры и йоги, почти всегда полноценные описания ежедневной садханы даны в тантрических текстах по частям и сопровождаются рассуждениями на другие темы. Кроме того, большинство тантр гораздо длиннее и сложнее по содержанию, чем любой из пост-тантрических справочных текстов, унаследованных от сиддхов-тантриков, таких как Матсиендра и Васиштха. Например, я не знаю никого, кому был бы знаком тот факт, что шесть тантрических текстов распределены по 27 текстовым источникам, которые упоминались Кришнамачарьей в предисловии к «Йога Макаранде», его первой книге, изданной в 1934 году. Почти каждый из оставшихся 24 упомянутых в списке литературы источников в большинстве своем содержит не более 200 стихов.

Шесть тантр у Кришнамачарьи (названия которых, что печально, слегка изменены, чтобы за ними не угадывалась их принадлежность к тантрам) объединяют более 55 тысяч стихов.

По упомянутым выше причинам только в этих текстах из его списка литературы есть «виньясы» для тех практик, которые приведены в остальных 24 источниках из списка.

Теперь я использую термины «виньяса» и «крама» в общепринятом значении, как и в тантрах, где эти технические термины никогда не применялись для обозначения последовательности поз, как понятие «виньяса» определяют в наше время. Правильнее было бы говорить о том, что динамические связки ряда асан стали относить к виньясе тантрического обряда — более крупной виньясе, объединяющей практики, за счет которых йога становилась центром такого обряда, состоящего из мантр, пранаям, практики визуализации, последовательно выстроенных в особый поток для достижения освобожденного состояния.

Но если мы «приблизим», так сказать, чтобы получше разобрать, в частности, понятие «крама» в рамках ежедневного йогического ритуала (нитья-пуджи), мы обнаружим своего рода «виньясы в рамках виньяс». Здесь в качестве примера хорошо подходит общий для всех тантр обряд прадакшина видхи, часть подготовительных утренних ритуалов (адхиваса упачара), который надо начинать с восходом солнца, входящий в большую ежедневную виньясу, выполнение которой предписывается всем посвященным в тантру.

Процедура (видхи) хождения по кругу (прадакшина) состоит в том, что проходящий посвящение последователь учения совершает своеобразное «паломничество» — ятру, при этом он или она перемещается несколько раз вокруг своей собственной мандалы, предназначенной для ритуальной практики. Ключевые моменты этого обхода — прохождение каждой из точек-указателей на своеобразном компасе. При этом он или она выполняет виньясу, называемую намаскара («выражение почитания / благоговения, поклонение»). Как правило, намаскара — состоящая из двенадцати частей последовательность поз, включает также весьма конкретный способ поклонения, когда восемь частей тела последовательно касаются земли. Эта поза известна как аштанга-пранама или аштанга-намаскара. Виньяса здесь — не только телодвижения, но и мантры, а также работа дыхания, направляющего физические движение — поэтапное перемещение по двенадцати частям последовательности и так далее.

Именно эта последовательность обрела известность как сурья намаскар. От тантры к тантре у ежедневного ритуала намаскары можно найти отличительные особенности, однако, я не знаю тантры, где бы не упоминался этот ритуал, и продемонстрирую, что некоторые современные школы йоги сохранили по крайней мере последовательность из 12 поз — очень похожих на те, которые предписывалось выполнять 1000 лет назад.

С другой стороны, пост-тантрические руководства по хатха-йоге являются всего-навсего справочной литературой, и таким образом они практически не содержат оригинальный материал, как я вскоре продемонстрирую. Они представляют собой краткое изложение, в основном, в сжатом виде понятийных списков практик, выжимку из тантрических ритуалов, на основе которых почти все они и появились.

Меня всегда поражает то, что ученые представляют эти руководства оригинальными источниками чуть ли не всякой практики, так как почти во всех из них есть заявления о принадлежности к различным тантрическим линиям передачи. Зачастую ученые также утверждают, что те или иные практики, считавшиеся пост-тантрическими, на самом деле своим происхождением обязаны самим тантрам.

Главное здесь то, что ритуальность «виньясы» (известной также как видхи-крама), важнейшей последовательности для применения «обрядов» йоги, — вообще остается за пределами этих пост-тантрических произведений (за исключением редкого употребления слова «виньяса» при объяснении порядка выстраивания частей тела при выполнении определенной позы). В любом случае я в дальнейшем покажу, что эти труды вряд ли представляют собой нечто большее, нежели справочные тексты, пытающиеся (успешно или нет: неудачи проявляются со временем) воспроизвести исконные для тантр практики «хатха-йоги», — со временем тантрики подвергали их новаторской обработке, последовательно встраивая в свои ритуалы.

Сутра-джорнал: некоторые ученые распространяют такую идею, интернет-мем, что Кришнамачарья просто составил пять последовательностей аштанга-йоги, которые позже «ушли в народ» благодаря Паттабхи Джойсу и другим учителям, а также что у виньясы нет исторических истоков. Не могли бы вы объяснить подробнее, что ваши находки меняют в этой ситуации?

Кристофер Томпкинс: что ж, на данный момент я не знаком ни с одним изданием по истории йоги (отнесу сюда и статью о йоге в недавнем издании энциклопедии BRILL), где бы признавали и точно описывали ту фундаментальную важнейшую роль, которую йога играет в тысячелетней традиции тантры, оказавшей революционное воздействие на традицию йоги благодаря масштабному вкладу в ее развитие, в том числе за счет нововведений на основе хатхи, — последовательности асан, содержащие не сидячие позы. Вместо этого западные ученые всячески стараются избежать этот аспект, предпочитают обращаться к тем справочным материалам, где нет упоминаний о виньясе, в рамках которой изначально применялись эти практики, как я уже и говорил.

Почти все тексты, относящиеся к так называемой хатха-йоге, считаются авторитетными и выступают в качестве справочных пособий благодаря имеющимся указаниям на их принадлежность к тантрической традиции (линии передачи), или шастрам, «священному писанию» вайшнавской или шиваитской традиции (этим же объясняется и известность таких текстов). По сравнению с утонченными и изысканными в своей сложности тантрическими ритуалами на основе йоги, они кажутся слишком уж простыми и бесполезными; тем не менее они намного короче, удобнее для понимания и более доступны, чем тантры (конечно, в случае если вам нужен расширенный список упорядоченных по категориям практик с небольшими инструкциями о том, как их можно сочетать при применении).

Но многие тантры были опубликованы и доступны в течение многих лет, в том числе все шесть упоминаемых Кришнамачарьей шастр (о которых я расскажу в моем ближайшем курсе), относящихся к вайшнавской тантрической традиции, известной как панчаратра.

Мною обнаружены свидетельства, что эти шесть тантр содержали специализированные и теперь в большинстве своем утраченные «виньяса-крамы», которые и стремился возродить Кришнамачарья. Только эти шесть из упоминаемых им 27 текстов содержат подобие виньяса-йоги, которую он преподавал. В наше время термин «виньяса» сводится, безусловно, к единственному значению — «последовательность поз».

При этом сам Кришнамачарья определял этот термин по-другому. Когда он говорит о виньясах как о группах поз он имеет в виду мини-виньясы в рамках большей последовательности обрядов, которые изначально сопровождались мантрами. Если вы внимательно изучите его труды (в частности, «Йога Макаранду»), он описывает изначальный обряд поклонения (упасана), состоящий из превращенных в ритуал (ньяса) установочных мантр для рук и тела. Он определяет «последовательность виньяс» как выстраивание мантр, асан, пранаям и мудр, а также говорит нам, что такая ставшая ритуальной йога своим происхождением обязана древним шастрам. Другими словами, он никогда не имел в виду, что виньяса — это только лишь последовательность поз.

При выполнении асан, соответственно, он говорит ученикам убедиться, что они следуют той же самой виньясе. Если вкратце, то, когда к X веку новшество — упорядочение последовательности асан — получило широкое распространение, то та же самая терминология стала применяться к соединению, связыванию тех поз, выполнение которых всегда сопровождалось собственными биджа-мантрами (семенными мантрами) в качестве предписанной практики пранаямы.

На сегодняшний день в тантрах, особенно в традиции вайшнавов и каула, я нашел десятки асана-виньяс, которые преподавались тайным образом. В моем курсе я продемонстрирую текстовые свидетельства, подтверждающие, что, согласно первоначальному определению, под асаной подразумевался «трон»: последователям учения во время выполнения обряда прадакшина видхи нужно было представлять, что на таких тронах восседают божества и сиддхи в мандале. Имеется в виду основополагающий повседневный обряд «хождения по кругу» — по осевому центру своей мандалы в сочетании с выполнением движений, которые сегодня называются сурья намаскар.

То есть я обнаружил, что эта основополагающая практика тантрической йоги более чем существовала. И я имею в виду конкретную состоящую из 12 частей последовательность аштанга-пранамы (простираний), которая, как утверждали Марк Синглтон и Норман Сьоман, якобы была изобретена в XX веке Кришнамачарьей и другими учителями. Они обвинили Кришнамачарью в том, что большую часть этой практики он почерпнул из западных гимнастических традиций. Они оба отвергли приведенный Кришнамачарьей список текстов-источников этих практик, посчитав, что те не имеют отношения к практике, которую он стремился возродить. А ведь такие претензии предполагают, что перед тем как вынести такое суждение они лично перечитали все шесть упоминаемых Кришнамачарьей тантр, а там более 55 тысяч стихов. Но ведь они, очевидно, этого не сделали.

И я опровергну их теорию о современном происхождении сурья намаскар и множества асан, относящихся к этой практике, продемонстрировав, что своим происхождением они обязаны непосредственно нескольким сотням неопубликованных тантрических источников.

Сутра-джорнал: Какую роль играет колониальная позиция в отношении йоги, которой придерживаются западные ученые?

Кристофер Томпкинс: Кришнамачарья особенно просил народ Индии, в частности в своей «Йога Макаранде», не позволять Западу фальсифицировать бесценное и проверенное временем учение йоги, смешивая его с гимнастикой и борьбой (реслингом). Он выражал надежду, что будущие поколения продолжат глубокое исследование текстов-источников. Он указал свои источники, и их явно игнорируют те западные ученые, которые сегодня убедили большинство представителей йога-сообщества в мире, что система йоги на основе виньяса-крамы Кришнамачарьи якобы была составлена им на базе современных традиций гимнастики и борьбы, — но я докажу, что именно такая, как у него, система сохранилась по большей части в средневековых источниках, как он правдиво и утверждал.

Невозможно угадать, сколько рукописей тантрической традиции распространились по всему Индостану и за его пределами. Определенно, сотни тысяч или более, — и то, если считать только в индийских библиотеках в собраниях рукописей. Гораздо больше таких сокровищ обнаруживаются гниющими и заброшенными на задних дворах домов. А ведь многие другие были тайно вывезены из Индии, чтобы пополнить ими коллекции предметов древности в музеях университетов или частные коллекции на Западе, и там мне случалось их видеть собственными глазами.

Кришнамачарья предупреждал нас, что, если мы не будем сохранять и изучать принадлежащие традиции йоги тексты-источники, как это пытался делать, например, он сам — настойчиво, без устали и без доступных нам компьютерных ресурсов, — то мы утратим не то что целостность традиции, а практически весь пласт культуры.

rosa-pharm

В нашем бутике Аюрведы и восточной медицины ROSA Вы можете приобрести самые разнообразные аюрведические средства, фитопрепараты, масла, специи, благовония, косметику, продукты питания и напитки!

Автор: Роса ТВ
Теги
"Люди": ведический психолог Роман Кочетов
Йога для здоровья
Исцеление ядом (притча)
Саморазвитие через медитацию на чакры
Кундалини-йога (для активации жизненной энергии)
Пуджа шри МахаШиваратри
15 ВДОХНОВЛЯЮЩИХ ЦИТАТ МАЙИ ЭНДЖЕЛОУ
Кундалини йога. "Десять тел сознания"
Послание тибетцев. Тантризм
Шри Шримад Бхактисиддханта Сарасвати в воспоминаниях Шрилы Бхарати Махараджа
Даша Каболова: «Главное – быть в балансе»
Интервью с Вагишем Шастри: "Что такое традиционная тантра сегодня?"
Медитация для исполнения желаний
Аюрведа и жизнь! Интервью Торгало Олега, основателя Роса ТВ, об искусстве, аюрведе и счастье
Энн Ламотт: Вы не можете никого спасти, исправить или заставить «завязать»
Зачем необходимо духовное развитие

Login


Lost your password?